вторник, 13 октября 2015 г.

Жан Кокто "Моя мать собирается в театр".

К сожалению, друзья, у меня сейчас огромный дефицит свободного времени(( И писать большие посты (как и читать чужие) я не успеваю. Но чтобы мой ЖЖ не засыхал на корню, выложу-ка я тут прекрасный отрывок из книги Жана Кокто! В нем он поэтично описывает воспоминания о выходе матери в театр.

"Я смотрел, как мать собирается в театр. Облако сиреневой рисовой пудры и запах духов наполняли комнату, затененную шторами из персидской, разрисованной экзотическими деревьями и птицами ткани. Открытая дверь туалетной комнаты позволяла увидеть освещенный ярким газовым светом зеркальный шкаф. Удаляя предметы вглубь, делая их выразительнее, зеркало представлялось мне сценой. Устроившись между комодом и камином, я смотрел в это зеркало, наблюдая за сборами матери.




Portrait of Consuelo Vanderbilt, Duchess of Marlborough and her son, Lord Ivor Spencer-Churchill by Giovanni Boldini.



Стройная и величественная, она казалась мне оттуда восседающей на постаменте из жестких складок длинного бархатного, красного цвета, платья.




The Metropolitan Museum of Art. Mrs. Hugh Hammersley, John Singer Sargent, 1892-93.


Украшенное черным янтарем платье от Родница с пышными рукавами, простым лифом, отделанным бархатной красной, в цвет платья, тесьмой, оттеняло руки, шею, бледную грудь – полукружье классической сцены в обрамлении лож.





Костюм Лауры Антонелли из фильма "Невинный" Л. Висконти. Художник по костюмам Пьеро Този. Изготовление и фото Tirelli Costumi.


Трепещет черное кружево веера с пластинами из панциря черепахи, его ненадолго сменяет бинокль, украшенный перламутром, сдержанные аплодисменты – примерно такую картину я представлял, пока мать надевала перчатки.




Folding Fan
France, circa 1880
Costumes; Accessories
Lace and silk leaf, imitation tortoise shell sticks and loop, silk tassel
The Los Angeles County Museum of Art





At the Theatre by Clarence Underwood


Длинные перчатки натягивались торжественно, не спеша. Непослушные и безжизненные сначала, они постепенно оживали, принимая после некоторых усилий форму каждого пальца, форму руки. Затем восхитительным, чисто женским движением, которое обессмертил Майоль, на запястье застегивалась пуговица, оставляя открытым окошечко, сквозь которое я целовал теплую ладонь матери.







Это было финалом спектакля и одновременно прологом к тому настоящему представлению, ради которого были придуманы эти тонкие штучки.




John Singer Sargent (1856 - 1925). Mrs Hamilton McKown Twombly (Florence Adele Vanderbilt)


Теперь не мама смотрела из зеркала – затянутая в бархат мадонна, увешенная бриллиантами, с эгреткой на голове, словно ночная птица, словно каштан со сверкающими колючками.




John Singer Sargent Mrs. William George Raphael (Margherita Goldsmid) 1906


Уже далекая, она в последний раз оглядывала себя в зеркало, рассеянно бросая мне на ходу: «будь умницей». Горничная, стоя на коленях, почтительно расправляла шлейф платья, окончательно придавая матери вид благородной испанской мадонны.




иллюстрации самого Кокто


Наконец, меховое пальто скрывало это великолепие цвета и запахов, этот режущий блеск бриллиантов, мать наклонялась ко мне, чтобы быстро поцеловать, и устремлялась в мир ей подобных, в океан драгоценных камней, звуков, перьев, голов, чтобы красным потоком платья слиться с бархатом театральных кресел, растворить блеск своих бриллиантов в блеске канделябров и люстр".







Жан Кокто и его мать.



Взято из книги Жан Кокто "Портреты - воспоминания"

Комментариев нет:

Отправить комментарий